Декабрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

условия легкой жизни

Я позвал завхоза и тех ребят, которые тоскливо копались в развалинах. Толи Юрий Арсентьевич и в самом деле до сих пор не замечал лозунга, выдвинутого парнями, то ли рядом со мной он почувствовал себя способным на откровенность, но возмущение его было искренним:
- Тунеядцы вы, так и тянет вас на легкую жизнь. Ну вот, заклеймил. Не так уж все просто с этой самой
легкой жизнью. Если легкая жизнь — синоним праздности, бегства от трудов — возмущение твое, Юрий Арсентьевич! справедливо. Но попробуй уловить и другой смысл в слове «легкий». Вот говорим же мы с одобрением: «легкий человек», «легкая рука у человека». А если мое представление о легкой жизни с такой вот хорошей легкостью в родстве? Что если я просто не хочу жить тяжело, трудно? Если для меня «легкая жизнь» — это счастливая жизнь, когда работается легко, а не вымученно, когда, кажется, горы готов свернуть? Ну почему должно этих ребят тянуть на жизнь нелегкую? Все это я успел подумать, а быть может просто почувствовать, а вслух спросил, выбрав наугад чье-то лицо:
- Тебе вот легко живется?
И почти тотчас спохватился: зря это я как раз у него спрашиваю. Спрошенным был Кунтик, и он очень серьезно сказал:
- Нет, мне живется плохо…

Кунтику шестнадцать лет. Но роста он очень маленького и голос у него тонкий и пронзительный. Ребята сначала удивленно оборачивались на его пищание, а потом привыкли.
Отец у Кунтика алкоголик, умирает от рака. Матери нет давно, а мачеха не из доброй сказки: при первой возможности выставила мальчишку на улицу. Кунтик, собственно, не Кунтик. Зовут его Юрой, фамилия Кунт, а отсюда уж и уменьшительное прозвище. Все это я узнал в свое время от Дадонова.
Кунтику, действительно, жилось очень плохо.
- Поднимите руки, кому живется легко, — попросил я.
Все молчали.
- Ну что ж, будем считать, Юрий Арсентьевич уловил точно: вы живете трудной жизнью, а стремитесь к легкой…
Все дружно закивали головами, удивленные таким неожиданным поворотом разговора и еще не понимая, к чему я клоню и куда это их приведет.

Тогда я стал объяснять условия легкой жизни. Каждое отделение получает в свое распоряжение ломик и несколько молотков. Ими можно, конечно, делать что хочется — хоть закидывать, кто дальше кинет. Пожалуйста. Но лучше использовать их для заготовки кирпичей. Потому что через несколько дней предстоит поездка в Приозерск. Поехать могут двадцать человек. Ясно, возьмут тех, кто лучше работал…
Вот чем можно было задеть их за живое! Подействовало.
На дерево водрузили исправленный лозунг Фридмана: «Если тебе нравится работать — работай!»
И работа, как говорится, закипела.

Комментарии закрыты.