Сентябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30  

Велосипедисты

…Говорят, что во всем виноваты евреи и велосипедисты. Не поручусь насчет евреев…

Велосипедисты вызывают у меня чувства, схожие с теми, которые возникают у подавляющего большинства людей при встрече со Свидетелями Иеговы, сайентологами, свингерами или нудистами. Любыми сектантами, проще говоря; это — чувство смутного беспокойства и желание отойти подальше. В отличие от перечисленных, при встрече с велосипедистами мало просто отойти подальше. Необходимо резво прыгать. Велосипедисты, подобно орлу, терзающему печень Прометея, налетают незаметно и с неожиданной стороны. Правда, в отличие от орла, они загодя предупреждают истошными криками: «Слева!!!» или «Справа!!!». Пользы от этого – никакой, поскольку обычный, передвигающийся с нормальной скоростью пешеход (если только он тайно не переходит, скажем, границу) не готов к опасности. Ни слева, ни справа. Рефлекторное желание нормального человека – развернуться к опасности и встретить ее лицом. Принимая во внимание, что скорость велосипедиста по крайней мере втрое превышает скорость пешехода, итоги обычно плачевны, хотя и относительно доброкачественны.

Должен оговориться, что далеко не все велосипедисты вызывают у меня чувство отторжения. Благодушная семья, катящая себе вдаль, хохоча во все горло и трезвоня в звонок, полицейский, патрулирующий парк, курьер, спешаший доставить букет цветов влюбленной девушке от влюбленного же юноши, велорикша, деловито продвигающийся на базар с корзиной свежей рыбы– не вызывают раздражения. Это обычные живые люди, севшие на велосипед по долгу службы или по прихоти досуга. Они помнят, что такое быть пешеходом; все что отделяет их от земли – это резина покрышек.

Нет, я говорю о других. Которые летят по дороге, разрывая воздух аэродинамически выгодным силуэтом, чей удлиненный, как головной убор марсианина, шлем стремительно собран назад, словно растянувшись в пространстве от невероятной скорости; огромные круглые очки скрывают пол-лица; тело обтянуто нейлоновой чешуей неоновых оттенков. Лица его бесстрастно, губы надменно сжаты, желваки ходят под кожей в такт бешено вращающимся педалям. Как пел в свое время незабвенный Наутилус Помпилиус, ??он уже не человек’. Он уже далеко не человек; и уж, тем более, совсем не пешеход. Это –  ?ber-Fu?g?nger, сверх-пешеход. Хотя все еще недо-водитель. Потому и не любят и не принимают их ни те, ни другие. Так и носятся несчастные по дорогам, словно умертвия в ночи, оглашая окрестности пронзительными назгульскими воплями – «справа!»… «слева!»… и попивая из бутылки, висящей под передней рамой. Кто знает, что там у них в бутылке… может и кровь убиенных младенцев…

Поговаривают, что велосипедисты продали душу дьяволу. Все что для этого нужно –перекинуть ногу через раму символическим взмахом; подобно тому, как продавшиеся сатане тамплиеры символически целовали в зад козла. А теперь новые тамплиеры носятся, оседлав козла сверху и вцепившись мертвой хваткой в металлические рога. Сатана одаривает щедро; осыпает желтыми майками, возводит на педьестал TourdeFrance, одаривает могучим здоровьем. Посмотрите на победителей самой престижной велогонки мира – больной раком человек, с метастазами в легкие и мозг, выздоравливает и выигрывает гонку семь (sic!) раз подряд; в другого стреляют, врачи вынимают из тела 37 осколков картечи (а заодно и вырезают аппендицит), после чего он становится победителем велогонки три раза; третий перестает напоминать человека даже физически: объем легких – в полтора раза выше, чем у землянина, объем кислорода, переносимого кровью, — в два раза выше, чем у простого смертного, пульс – в три раза медленнее, как у ожившего мертвеца.

Но и платить за все эти дары приходится сполна. Все велосипедисты, умерев, попадают в ад. В геену, уходящую вглубь концентрическими кругами, подобно Дантову аду, или дорожкам велотрека в Крылатском.

 

В круге первом собираются малолетние велосипедисты, те что гоняли в подлунном мире на трехколесных велосипедах и на двухколесных с боковыми атавистичными колесиками;

В круге втором — вихляют восьмерками переднего колеса негодяи, переехавшие невинных и ничего не подозревающих пешеходов;

В круге третьем – все те, что без нужды владели гладкими велосипедными спидо; вычурными шлемами и нелепыми, но непомерно дорогимивелосипедными очками;

В круге четвертом – гонщики-любители, не соблюдающие правил дорожного движения и скоростных ограничений;

В круге пятом – владельцы сидячих, лежачих, одноколесных, двухместных, трехместных, едущих боком, безседельных и прочих химер, что являются издевательством над образом обычного человеческого велосипеда;

В круге шестом – владельцы горных велосипедов; там же, в примыкающей пещере томятся скейтбордисты и горнолыжники;

В круге седьмом – обладатели велотренажеров;

В круге восьмом – мотобайкеры-сатанисты, в особенности те, что заводят свои чертовы харлеи в пол-шестого утра;

Там гоняют они кругами до скончания времен, изо всех сил пытаясь обогнать друг друга; кровь и пот стекают по лицам, пар валит от взмокших спин в ледяном воздухе, в кровь стерты седалища, кожа волочится со сбитых педалями ступней, а финишная ленточка все так же далека, как и в начале гонки. И стонут в исступлении проклятые велосипедисты, но крики отчаяния достигают лишь последнего, девятого круга, где, вмерзший в лед адского озера Коцит, сам Люцифер терзает тремя пастями барона Карла фон Дреза, молокососа Пьера Лалмана и крепостного крестьянина Артамонова – безумных изобретателей велосипеда…
…Говорят, «не надо изобретать велосипед»…
…А я вам скажу, «не надо БЫЛО изобретать велосипед»…
…Но теперь уже поздно – мир неудержимо катится в бездну, скрипя педалями и дребезжа цепной передачей…
Про магазин мебели «Альтима» мне в интернете повстречалась полезная информация. В этом магазине есть возможность выбора компьютерного стола в соответствии с необходимыми потребностями. Примите к сведению мое сообщение.

Комментарии закрыты.